Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Один день в Дубае

Ксана боролась с подступившей к горлу тошнотой в самолете. Еще чуть-чуть потерпеть, и боинг приземлится в Международном аэропорту Дубая, да здравствуют долгожданные любимые Арабские Эмираты! Девушка отправилась в путешествие одна, прихватив с собой лишь парочку чемоданов. Она сунула в рот мятную таблетку и закрыла глаза.

Ксана приобрела тур в самый дорогой и престижный отель Дубая — Парус (Бурж аль-Араб, звучит на арабском). Наверное, многие туристы, которые побывали в Эмиратах, фоткались на фоне огромного сине-белого отеля, местной достопримечательности и гордости Дубая, его видно с любой точки города. Семизвездочный отель Парус является одним из самых дорогих в мире.

В номере девушка обнаружила ноутбук с веб-камерой и соединилась с папой в скайпе, обрадовать, что самолет благополучно приземлился в аэропорту. Папа пожелал приятного отдыха и отключился.

Приключения начинаются!

Ксана выбрала самую целомудренную на ее взгляд одежду: маечку на бретельках и юбку чуть выше колен и отправилась на прогулку по чудесному и удивительному городу, поражающему своей роскошью и богатством. На улице стояла невероятная жара, парилка в прямом смысле слова. Она передвигалась короткими перебежками от кондиционера до кондиционера, которыми были оборудованы все заведения, включая остановки для общественного транспорта.

Путница спустилась в подземку, чтобы увидеть метро Дубая своими глазами. Оно было полностью автоматизированное, электропоезда функционировали полностью в автоматическом режиме без машинистов. Состав поделен на несколько частей: секция «золото» — для пассажиров купивших золотой билет, так называемые ВИПы, секция (половина вагона) исключительно для женщин и детей, и обычные места. Так-то! Не то, что наше московское метро, прижмет какой-нибудь извращенец к двери в час-пик и давай тереться своим «куем» об ягодицы. То ли дело Дубай, прыгнул в вагон для женщин и катайся в обществе дамочек в парандже. Ксана точно так и поступила.

Путешественница вышла на нужной станции и отправилась «в город». Вокруг сновали индусы, в своей национальной одежде, целыми семьями, казалось, она случайно попала в Индию, а не в ОАЭ. Прохожие пестрили разношерстной толпой: полуголые европейцы, бородатые мужчины в белых покрывалах на голове и женщины в черной арабской одежде, с закрытым лицом и перчатках. «Это-то при жаре 40 градусов! Бедные женщины», — прониклась к ним Ксана.

Путь нашей героини лежал на Jumеirаh Bеасh Раrk. Девушка заплатила 5 дирхам и вошла на прекрасную ухоженную территорию парка и пляжа. Первое, что бросилось в глаза — это отсутствие мужчин. Отдыхающие, спасатели, продавщицы — все были женского пола. «Попала в женский день!» — догадалась Ксана и немного расстроилась. А ведь так хотелось, чтобы какой-нибудь арабский шейх обратил свое достопочтенное внимание на сексуальную блондинку.

Девушка выбрала себе место поближе к воде, разделась догола и, не обращая ни на кого внимания, так и легла загорать в неглиже. Загар быстро прилипал к белокожей блондинке, поэтому ей следовало не заснуть, а вовремя убежать в тенек, под пальму, кои росли повсюду. Женщины в закрытых арабских купальниках испуганно покосились на интуристку, затем быстро собрали свои пожитки и убежали в другое место, не желая соседствовать с русской развратицей.

«Мне же лучше, позагораю в одиночестве, не буду слышать скворчащую арабскую речь!», — подумала Ксанка и нацепила очки. Вскоре возле нее не осталось ни одной женщины, пляж в радиусе двух километров опустел.

— Мадам, здесь нельзя загорать в таком виде, — услышала отдыхающая английскую речь. Благодаря обучению в Оксфорде, Ксана отлично поняла обращение. Она сдвинула с глаз солнечные очки и посмотрела на прилипалу. Возле нее стояла женщина — полицейский.

— Почему это? — вызывающе спросила Ксана

— Это общественное место, нельзя, нельзя! — прочирикала полисменша.

— Это мое дело, в каком виде загорать! Кому не нравится, тот пусть не смотрит, — отрезала девушка

— Вы должны пройти со мной в участок, — настаивала молоденькая служительница закона.

— Отстань, — отмахнулась Ксана и вернула на место очки, всем своим видом показывая, что диалог окончен. Прилипала паслась рядом, переминаясь с ноги на ногу. Одета она была в темно-зеленый мундир, состоящий из пиджака и длинной юбки, на голове творилось нечто невообразимое — платок, а сверху шляпа, так же зеленого цвета.

Она выглядела так:

Полисменша огляделась по сторонам и присела на белый песочек рядом с загорающей. Арабы были настолько богаты, что даже песок на пляж привозили с заграницы — с Туниса и Египта.

— Будешь воду? — предложила ей Ксана бутылку минералки.

Видимо, жажда замучила бедную женщину, так как она с благодарностью припала ртом к бутылке. Ксана хитро улыбнулась и провела рукой по своим грудям. Вумен тяжело задышала и начала ерзать на месте.

— Смотри, какие у меня грудочки, — дразнила ее Ксана. Она дотянулась до своего сосочка и поцеловала его. Полисменша расширила глазки и положила свое руку ей на бедро.

— Ты можешь меня потрогать, — разрешила блондинка, — Ты ведь хочешь этого да?

Арабка потрясла головой, как параноик и провела рукой по прелестям Ксаны. Она мелко дрожала и оглядывалась по сторонам, боясь быть застигнутой. Туристка развела ножки в стороны и продемонстрировала аккуратную проэпилированную кисочку.

Дрожащей рукой полисменша дотронулась до горячей промежности и нежно поводила по ней рукой.

— Может, разденешься? — предложила Ксана.

— Нельзя, нельзя, — упрямо повторяла блюстительница правопорядка. Но видно бес вселился в нее. Она приблизила полные губы к коричневым соскам соблазнительницы и приникла к ним, как к единственному источнику воды во всем мире. По ней было видно, что ласкать особь женского пола ей было в диковинку. Жандармша забыла обо всем на свете и с упоением младенца сосала грудь русской. Рукой она трогала лоно любовницы, совала внутрь пальчик, натирала клитор, делала она это достаточно приятно, что говорило о немалом опыте в таких делах.

Ксана залезла шаловливой ручкой под юбку легавой, разобравшись в многочисленных тканях, она нащупала волосатую киску. С пизденки стекал сок, а волосики были влажными и мягкими.

— О-о-х, — застонала полисменша.

Ксана уступила место на покрывале восточной распутнице, а сама легла на нее сверху, подставив киску для отлиза. Арабка все правильно поняла и принялась старательно вылизывать дырочку блондинки. Ксанка, в свою очередь подняла ее юбку и игралась с волосистой промежностью дамы, всовывая по очереди пальчики ей туда. Уже полностью входило 4 пальчика, ого!...

Ксанка достала из сумки огромный искусственный страпон и привычно облизнула дружка. Аккуратно слезла с распаленной жандрамшы и быстренько натянула игрушку на бедра.

Потом повыше задрала форменную юбку и устроилась между ног восточной красавицы. Ксана прицелилась и, помогая себе рукой, вставила искусственный член в сочащуюся пещерку. Не встретив никакого сопротивления, игрушка вошла на всю глубину. Блондинка двигалась резкими движениями, двигающийся член приятно натирал клитор, удовольствие у всех было взаимным. Еще немного и арабская кошечка со стоном достигла оргазма. Эк ее разобрало! Она кричала и кусалась, дергалась и изводилась, что Ксанка не выдержала сама и, отодвинув страпон в сторону, стала судорожно натирать свою горошинку, пока не кончила.

Полисменша еще немного полежала в забытье, а когда очнулась, то обнаружила около себя скромную девушку в абайе (арабской одежде, оставалось открытым лишь лицо). Она поправила юбку и извиняющимся тоном сказала:

— Кажется, я упала в обморок. Жара невыносимая, извините меня.

Женщина абсолютно ничего не помнила, что с ней произошло, и свое лежание на пляже оправдала внезапным обмороком. Только влага в промежности заставляла ее призадуматься, не посягнул ли кто на честь слуги закон? «Наверное, просто вспотела. Жара» — в конце концов, успокоилась она.

Почему-то на пляже никого не было, кроме этой девушке в абайе. Наверное, это она привела меня в чувство, нужно поблагодарить:

— Спасибо Вам, добрая женщина.

Ксана еле сдержала смех! Знала бы та, за ЧТО благодарила, ее поимели страпоном, как последнюю сучку, а она рассыпается в благодарностях. Ну и ну!

Так что же случилось с блюстительницей правопорядка? Почему она отдалась на пляже незнакомой женщине, будучи благочестивой мусульманкой?

***

— Точно это средство не подведет?! — пытала Ксана своего приятеля Женю.

— Да точно я тебе говорю, ЕliхеrLоvе самое крутое средство — не подкачает. Смешаешь с какой-нибудь наркотой и дело в шляпе, — жуя жвачку клялся Женя.

— Смотри мне! — погрозила кулаком Ксана и присоединилась к веселой компании мажорчиков, которые шумно спорили, кто придумает самый жгучий и пикантный секс. Сержио ставит на кон свою машину Бугатти, тот, кто устроит самый невероятный трах, получит машину.

— Я выиграю! — громко сказала Ксанка с веселыми искорками в глазах.

***

Мусульманка хлебнула эликсира любви с какими-то таблетками, помутняющими разум, а Ксанка нагло ею воспользовалась.

НИКОГДА НЕ ПЕЙТЕ ДАЖЕ ВОДИЧКУ С НЕЗНАКОМЫМИ ЛЮДЬМИ — гласит народная мудрость.

Ксанка, богатая мажорка, перепробовала все в своей жизни. Перед ней открываются любые двери и любые души. Она привыкла жить так... Девушка занималась любовью с геями, была половым партнером свингеров, лобзалась с подружками, переспала с половиной Москвы, ей ужасно не хватало адреналина, как воздуха.

Мысль о том, что за разврат в общественном месте обеих дам могли бы запросто посадить за решетку, а то и убить по-тихому, дабы не развращали скромный народ Арабосии, возбуждала ее и накаляла до предела.

Она просматривала запись, сделанную на пляже в качестве вещественного доказательства и по новой переживала свои ощущения. Не передать словами каково это трахать представителя полиции, да еще и скромную женщину в идиотской форме! «Считай Бугатти у меня в гараже», — плотоядно усмехнулась девушка. До такого бы точно никто не додумался!

**

Ксана летела по Москве на Бугатти Вейрон и радовалась такой легкой победе. Богатые папенькины сынки пускали слюну, когда смотрели видеозапись с дубайского пляжа, а потом единогласно определили девушку победительницей.

«Весь мир у моих ног!» — кричала в окно прохожим счастливая Ксана.